Скачем мы на коныках в норковых буденовках

Скачем мы на коныках в норковых буденовках

Эххх… студенческие времена в ИНЖЕКе…

Я вернулся из командировки (в Днепропетровск), о которой писал раньше, как раз перед Новым годом. Приближался 2001-ый – год больших перемен для меня, только я этого еще не знал, хотя «звоночки» уже были. 🙂 Не даром говорят: как встретишь Новый год, так его и проведешь, 🙂 а встречал я его на железнодорожном вокзале. 🙂

Как раз 31 декабря, когда я пребывал в благодушном настроении, моей первой жене стукнуло в голову «поехать к маме на Новый год». Только стукнуло ей это уже после обеда. Ну, а поскольку я ее тогда гм… любил, то готов был поддержать любую авантюру. Впрочем, поездка «к маме», то есть к теще, на тот момент авантюрой совершенно не выглядела.

Мы собрались и поехали на автовокзал, куда попали уже часов в 5 вечера, и были слегка шокированы, поскольку автобусы отсутствовали там как класс. 🙂 Задерганная кассирша объяснила, что часть автобусов, учитывая праздник, просто не пришли из других городов, другие не вышли, а третьи отменили. «Так что, ребята, если не будет через 20 минут такого-то рейса, то до 2 января автобусов не будет вообще».

Через полчаса стало ясно, что рейса, на который мы надеялись, таки не будет. И мы рвонули на железнодорожный вокзал, где помахали вслед последней уходящей электричке, на которую опоздали буквально на 5 минут. 🙂

Следующая электричка должна была быть в 0 часов 20 минут. 🙂
Юлька напрочь отвергла вариант вернуться домой и праздновать Новый год в общаге, уподобясь Наполеону, рвущемуся к Москве. «Только к маме!» – и точка. 🙂

Так что под бой курантов мы распили бутылку шампанского на скамейке в зале ожидания почти пустого вокзала. Ну, а затем была совершенно чумовая поездка на электричке, где на весь состав, кроме нас, ехало только пяток бомжей, использовавших электричку как место для ночлега. 🙂

Так начался 2001 год… И понеслось…
В феврале пришел запрос от СБУ на проведение проверки одной фирмы (название щас не вспомню, а в архив лезть неохота), для проверки выделили меня.

Документы в инспекцию передавать СБУшники не хотели, поэтому был только один вариант – работать прямо у них в помещении. На чем и порешили, ну, и начальник отдела «помахала мне платочком», поскольку увидеть меня в ближайший месяц надежды у нее уже не было. 🙂

Однако «конторских» факт моего присутствия у них в помещении не воодушевлял, поскольку в таком случае им пришлось бы постоянно возле меня дежурить – для того чтобы я мог хотя бы в туалет ходить (поскольку передвижение по зданию посторонних возможно только в сопровождении сотрудника). Ну, и оформление мне документов на вход и выход тоже создавало геморрой.

В общем, с меня была взята страшная клятва – «никому ни-ни», 🙂 и компьютер с принтером, сканером и парой мешков документов, которые не хотели отдавать в налоговую, были перевезены ко мне домой 🙂 (точнее – в общагу, где я снимал квартиру). Так что месячишко я занимался надомной работой, которую (вспомнив анекдот про патологоанатома) про себя называл «халтурка на дом». 🙂

Месяц прошел, «конторские» остались вполне довольны результатом, и я вернулся в отдел, ну, а там жизнь завертелась. 🙂

Я потихоньку втягивался в работу в новом коллективе. Летом расстался с первой женой (об этом как-нибудь расскажу чуть позже). Закончил наконец-то институт, где учился заочно. Было много и других событий…

Да, кстати, институт – это отдельная история. 🙂
На преддипломную сессию меня не отпустили (и так дохера шлялся сказали). И я мотался полдня в институте, полдня – на работе, а вечером писал диплом.

Умотанный был в хлам.
И вот понадобилось мне купить одну книжицу по анализу. Институт находится возле метро «Научная», а магазин, где энта книжка продавалась на «Универе», – на расстоянии одной остановки метро. То есть доехать с «Научки» до метро «Госпром», перейти на «Университет» и выйти наверх.

К тому моменту я пребывал в полной отключке от окружающей действительности. 🙂 Мысли шли двумя параллельными потоками – про институт и про работу. И вот эта самая действительность туда никак не вклинивалась.

В общем, доехал я до метро «Госпром», перешел на «Универ» и, чтобы подняться наверх, подхожу к эскалатору, да только подошел я к тому, который шел сверху вниз!

И вот я стою возле эскалатора, по которому на станцию спускается поток людей, и у меня в голове крутится мысль: «Блядь! Когда ж эти люди закончатся, чтобы я мог подняться!» Минут 10 простоял на таком умняке, пока действительность не достучалась до моего мозга. 🙂

Диплом я защитил на «4», впереди оставались экзамены, в том числе – один гос.

На экзамены к тому моменту я уже давно не ходил, просто отдавал зачетку методистке, а она мне возвращала с отметками. 🙂 Да и как было ходить, если на сессии с работы не отпускают? Нет, я честно отучился первые 2 года. Потом нам сказали «Вы все работаете, а нам тоже нужно есть. В общем без обид, но если кто умный, сдавайте сами. Но хрен вы сдадите. Так шо делайте выводы…». Мы выводы сделали, и последние два года, на экзамены и зачеты, просто скидывались деньгами. Диплом и курсовые работы я писал сам, а остальное, увы, решалось через старосту или методиста.

И вот тут приключилась незадача.
Одна преподша отказалась ставить оценку без моего присутствия, ну, а методистка не смогла до меня дозвониться, чтобы я приехал. Преподавательница эта к тому моменту появлялась один день в неделю, и следующее ее явление народу было, если не ошибаюсь, запланировано в следующую пятницу или субботу, а последний госэкзамен на потоке (моя группа к тому моменту уже сдала госы, а я из-за работы пролетел) у меня был в среду (как я тогда думал).

Также читайте:  Стишки-садюжки

«Ну, и что мне делать?» – спрашиваю у методистки. «Да хрен его знает. Попробуй сходить к декану заочного отделения. Может, он поможет… Хотя вряд ли… У нас сейчас «это все» запретили напрочь…» – отвечает.

Пошел я к нему, ну, и говорю: «Вот остался «хвост», на носу последний гос, к которому меня не допускают… Что делать-то?» Ну, а он у меня и спрашивает: «А чего, энто, у вас, молодой человек, хвосты заводются?»

Я решил, что терять-то мне особо нечего, – и рассказал ему всю правду. 🙂 Ну, почти всю и почти правду. 🙂 О том, как тяжела и неказиста жизнь простого налогового инспектора, как на сессии не отпускают… О том, что по работе завал, так что вырваться проблемно… Да, к тому же, я сначала полтора месяца просидел в Днепре в группе с Генпрокуратурой и ГНА Украины, а потом месяц – в группе с СБУ…

Глянул он на меня как-то странно и говорит: «Знаете, так сейчас сложилась обстановка, что я вам помочь не могу. Но вот что я вам посоветую, а пойдите вы… к проректору по учебной части (или первому проректору, я честно уже не помню за давностью лет) и расскажите ему все, что мне только что рассказали. Только, э-э-э-м-м-м, не говорите, что это я вас к нему послал».

Терять мне было нечего, так что поперся я к проректору (кстати, классный мужик был, причем мой тезка), ну, и рассказал ему слово в слово то, что и декану. 🙂

Чтобы не грузить свое повествование диалогами, расскажу дальше тезисно. 🙂
В общем, он постарается мне помочь, но ему надо переговорить с ректором. Ректор готовится ехать в Киев, так что ему не до меня. Ну, и поэтому надо подойти завтра, когда ректор из Киева вернется. На следующий день приезжаю утром… Он говорит, что ректор вернулся, но он к нему еще не попал, и мне надо перезвонить после обеда, чтобы узнать, что и как. «Свою секретаршу и секретаршу ректора я уже предупредил, они будут в курсе», – сказал он.

На свое счастье, после обеда я решаю не звонить, а ехать.
И вот приезжаю я в 2 часа дня, захожу в приемную к проректору, а там возле стола секретаря стоит какая-то тощая «вобла» непонятного возраста. Секретарша, увидев меня, вскакивает с места и, указывая рукой, с такой радостью: «Так вот же он!» (от чего я слегка офигеваю) А «вобла», услышав ее возглас, произносит: «А я вот зашла спросить, долго ли мне его еще ждать».

Если кто не знает, для того чтобы сдать «хвост» не своему преподу, надо, чтобы собралась небольшая комиссия, ну, и я, зная это, к тому моменту в уме прикидывал, сколько же мне обойдется сдача этого «хвоста», если придется башлять целой комиссии.

Услышав этот диалог, я, уже порядком офигевший, понимая, что эта «вобла» – председатель моей комиссии по пересдаче, подхожу к столу (в голове – цифры-цифры), а она и говорит: «Давайте вашу зачетку». От происходящего я офигеваю вконец, отдаю зачетку и произношу: «А мы что, здесь будем?!» Имею в виду при этом, что мне деньги ей прямо в приемной отдавать??? На что получаю: «Некогда мне с вами ходить. «Четверки» достаточно?».

Я с трудом выдавливаю: «Д-д-д-а-а-а…» (сам надеялся «купить» хотя бы «трояк»). Она ставит оценку, расписывается, поднимает трубку, звонит кому-то и говорит: «Иван Иванович (имена их за давностью лет просто не помню), щас к вам подойдет молодой человек, надо поставить вторую подпись за Марью Петровну». И, поворачиваясь ко мне: «Поднимайтесь на пятый этаж в кабинет такой-то, там поставите подпись».

Я, не совсем еще въезжая в ситуацию и с намерением «отблагодарить», сдавлено выдаю: «И э-э-э-э… все-е-е???», на что получаю ответ, полный экспрессии: «А что вы еще от меня хотите, чтобы я сплясала?!» С круглыми глазами я выдавил «Спасибо!» – и умчался на пятый этаж, где получил вторую подпись без лишних вопросов и поскакал к своему методисту в заочное отделение со всеми документами.

Вы ж помните, что я считал, что у меня последний гос в среду, то есть завтра? Я еще думал, что приду сегодня вечером и хоть что-то почитаю, поскольку к тому моменту к госу я не готовился совершенно – ввиду отсутствия времени как такового.

Ну, захожу, значит, к методисту и говорю: «Оля, вот зачетка и хвостовки. Ставь меня на завтра на последний гос». Она смотрит на меня, как на чокнутого, и говорит: «На какой завтра? У тебя последний гос – сегодня. Ставить?»

Госы тогда начинались в три часа дня, а на часах к тому моменту было без десяти три. Понимая, что вариантов нет, я выдыхаю: «Ставь!»

В общем, пока она все проверила, пока выписала все бумажки, время было уже минут 20-30 четвертого. Иду я на гос и думаю: «Блядь! Как я его буду сдавать? В голове пусто, аж звенит. Ни черта не учил. Хоть бы на «трояк» сдать…»

Подхожу к дверям, стучу, захожу. «Здравствуйте, – говорю, – можно на экзамен»? Комиссия – чуток подофигевшая. «Ну, – говорят, – проходите, берите билет».
Я подхожу, трясущейся рукой беру билет…. «Господи! Спасибо! Так я ж это все знаю!» (ну, кроме задачки по анализу).

Намерено сажусь возле какой-то девчонки (сдавали «десятилетки», так что с их потока я вообще никого не знал), толкаю ее в бок и, показывая задачку в билете, спрашиваю: «Есть списать?» «Есть, – отвечает, – только не до конца». «Давай, – говорю, – сколько есть». Списываю у нее задачку и начинаю расписывать все остальные вопросы, в том числе задачу по бухучету, в которой начисления процентов на зарплату в разные соц. пенс. фонды.

А они, к слову, как раз только поменялись месяц назад, и я не то чтобы не знаю новые проценты, но боюсь ошибиться, поэтому пишу по старым. Народ вместе с тем сдает потихоньку, и я в аудитории остаюсь последний, так как опоздал больше, чем на полчаса, и у меня время на подготовку еще не закончилось.

Также читайте:  Работа в налоговой: «Рембо. Первая кровь» :)))

Председатель комиссии (главбух с Харьковтрансгаза, если не ошибаюсь) говорит: «Идите, мол, сдавать». Я ему: «Дык не дописал еще до конца». «Ниче, – грит, – идите сюда».

Подхожу, сдаю недописанную задачку преподу по анализу и начинаю рассказывать по остальным вопросам, отвечая попутно на дополнительные. После всех вопросов-ответов председатель и спрашивает: «А вы где работаете?» «Да, – говорю, – в налоговой, в отделе доследственных проверок, а что?» «Да вот, – говорит, – у вас задачка по бухучету со старыми процентами…» Я, улыбаясь: «Да я знаю, что проценты поменялись месяц назад, но как бы по новым еще не начислял никто, и в условиях задачи не было указано, по каким считать, вот я и посчитал по старым. Если надо, могу пересчитать по новым прямо при вас». На что главбух-председатель с энтузиазмом выдает: «А-а-а-а-а! В смысле, не успели еще нагрешить! Вы еще не проверяли по-новому!». «Ага, – отвечаю ему, улыбаясь, – не успели нагрешить».

Тут в разговор включается препод по анализу и говорит: «Вы, молодой человек, тут задачку не до конца решили…» «Ну, – грю, – я ж не успел! Вы ж меня сами позвали сдавать!» После этих слов, смотрю, она берет авторучку – и сама дописывает на моем листике ответ, от чего у меня глаза на лоб полезли. 🙂

В общем, выхожу я из кабинета, стою со всеми, жду, пока позовут оценки объявлять, а сам думаю: «Если «тройку» поставят, мне достаточно. Чего я так переживаю?»

Зазывают всех в кабинет, начинают зачитывать фамилии и называть оценки. Называют мою – и говорят: «Пять!» Тут я по стеночке и сполз от неожиданности…

Год продолжался примерно в том же духе, как и начался.
Да и следующие пару лет были бурными. Не вдаваясь в подробности, только скажу, что каждая проверка, на которой мне удалось побывать, была по-своему уникальной.

Их уникальность состояла в том, что предприятия были непростые. Большинство при этом были из разряда конфликтных, которых или не удавалось раньше проверить вообще, или не получалось насчитать им по акту суммы. Да и виды деятельности были разнообразны: аптечная оптовая фирма, литейное производство, производство по изготовлению упаковки, производство по изготовлению детских игрушек, предприятие, где делали полиэтилен и всякую фигню из него, и многие другие.

Выручало то, что до этого у меня был неплохой бухгалтерский опыт + стаж работы на предыдущем месте, где тоже было все разнообразно. Ну, и общая любознательность, начитанность, в том числе по спецлитературе.

Например, аптеки я проверял и раньше, более того, в моем родном городе водил дружбу с хозяином аптеки, да и среди медработников было много хороших друзей. О литейном производстве я в свое время много чего читал. Ну, а производство пленки у нас было, когда я работал еще главбухом. Так что про пленку, технологию и все хитрости-тонкости я знал «из первых рук». Ну, и так далее. 🙂

Только не подумайте, что я хвастаюсь. 🙂 У нас тогда весь коллектив такой в отделе был, любознательный и не ленивый.

Например, Валя проверяла предприятие, которое делало батареи. Получали они трубы в тоннах, а списывали – в метрах погонных. Дык Валя нашла на какой-то металлобазе (Интернет? А шо это такое?) справочник с коэффициентами перевода тонн в метры, в зависимости от марки труб, и пересчитала им все количество, списанное на производство. Вывела сверхнормативное списание и сняла его из затрат.

Директор этой фирмы вместе с бухгалтером были в шоке.
До того с ними такого «зверства» никто не проделывал. 🙂 В общем, согласно уже сложившейся традиции, проверяли мы в те годы всех, кого раньше отдел аудита проверить не мог, ну, и насчитывали им, как говорится, от души. 🙂

Одно только начинало расстраивать. Начала складываться «традиция»: если на горизонте вырисовывалась какая-то говнячая проверка, которую, или принципиально сделать практически невозможно, или это такое гавно, шо все от него шарахаются, ее нужно обязательно всучить мне. Ну, а шо: «Жираф большой, ему видней»…

В один «прекрасный» момент милиционеры выдернули в проверку фирму, торговавшую оптом ГСМ, у которой в качестве «крыши» была «контора». Только фирма с «крышей» как раз поссорилась, 🙂 и в этот тяжкий для них момент их как раз и «взяли под белы рученьки» наши милиционеры. Но только эти «заправщики» очень быстро со своей «крышей» после этого помирились. И тут началось… 🙂

Но об этом – как-нибудь в следующий раз…

Чтобы не пропустить ничего интересного, подписывайтесь на Telegram-канал блога, или добавляйтесь в в Фейсбуке. Статьи по налогообложению, читайте на юридический Telegram-каналХотите, что бы я о вас написал? Тогда ознакомитесь с условиями сотрудничества, и размещения рекламы в блоге.

Мой блог - некоммерческий проект.
Но, если моя статья или пост вам понравились (оказались полезными), вы можете сказать "спасибо", 🙂 перечислив любую сумму, на Ваше усмотрение на мою карточку в "ПриватБанке": 
- № 5169 3324 0559 7207 - получатель Зарайский Александр Николаевич

Другие "мемуары":
- Как мы жили в нулевые: Лопатник.
- Скачем мы на коныках в норковых буденовках.
- Как мы жили в 90х – «ночь в музее».
- О делах прошлых….
- Работа в налоговой: телепортация в Харьков.
- Работа в налоговой: «Рембо. Первая кровь» 🙂.
- Как мы жили в 90-х – образование и первые две работы.
- «Понявкайтє» і «За що ж такі гроші?!».
- Access и Excel на службе «зла».
- Про старину.
- Как мы жили при СССР.
- Мои первые фотографии.
- Стишки-садюжки.

Facebook Comments
Поделится с друзьями, у себя на странице!

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *